Вы здесь

ШАМКИР ГЛАЗАМИ ГОСТЕЙ И ТУРИСТОВ

 
Там, где рождается «Каберне-Совиньон»
Шамкир по праву называют землей виноградной лозы!
 

До отправления рейсового автобуса Баку–Газах остается несколько минут: самое время прикупить бутылочку минералки в дорогу. Но странное дело, пол-литровка «Бон аквы» здесь стоит в пять раз дороже, чем в городе, — целый манат, хотя автовокзал — объект некоммерческий, не пляж какой-нибудь, не зона отдыха, а государственное предприятие. Еще один сюрприз — в салоне автобуса человека три-четыре. Отправляемся точно по расписанию, ровно в 09.45, но автобус почему-то движется очень медленно, с открытой передней дверью, на ходу подбирая пассажиров. Контролер, повиснув на подножке, выкрикивает: «Шамкир! Агстафа! Гянджа! Газах!», словно не полтыщи км предстоит проехать, а всего лишь до пригородных Бильгях–Бузовна добраться. И что самое удивительное — к автобусу спешат-таки люди: с тяжелыми сумками-чемоданами, малыми детьми. В итоге из Баку наш Daewoo выезжает с опозданием на целый час, зато укомплектованным под завязку.

Семь часов езды до Шамкира — 444 км — проходят под не меняющийся в течение последних трех лет видеоаккомпанемент юмористов Рафаэля и Джошгуна. Но вот и приехали. Шамкир основан в V–VI веках около деревни Мухтариат. Раньше это была старинная одноименная крепость, руины которой до сих пор сохранились в 20 км к востоку от города. В средние века город назывался Шамкур и в нем был феодальный замок с башнями. В районе сохранились развалины старинных крепостей, относящихся к XVII веку, — Шамхоргала и Кероглугала — в честь народного героя-мстителя Кероглу.
В советские годы — более шестидесяти лет город назывался Шамхором, а с 1993 года — снова стал Шамкиром.
Город все еще сохраняет элементы существовавшего до революции немецкого поселения Анненфельд (так немцы называли между собой Шамкир) — прямые улицы, обсаженные деревьями, кирха, немецкой архитектуры остроконечные домики, крытые черепицей, — с неизменным балконом и подворьем, где в стародавние времена у колонистов размещались пекарни, пивоварни и другие хозяйственные постройки. Сейчас все они мирно соседствуют с современными азербайджанскими домами, зданиями супермаркетов, банков и других учреждений, преобразивших городскую инфраструктуру не только столицы, но и регионов Азербайджана.
Глава районной администрации Назим Вейсов, рассказывая о своем районе, подчеркивает: «Мы — лидеры в Гянджа-Газахской экономической зоне по всем показателям», затем перечисляет, сколько построено и отремонтировано школ и больниц, дренажных каналов и оросительных систем и называет процент выполнения и перевыполнения первой Госпрограммы по развитию регионов (2004-08 годы). Для шамкирцев она предусматривала 12 пунктов, а процент выполнения в среднем равен 106. Вероятно, за то, что шамкирцы так успешно справились с ней, в новой аналогичной программе уже на пять пунктов больше.
Шамкирский район — по преимуществу аграрный. Здесь производят картофель, зерно, овощи, виноград. На подъезде к Шамкиру по обе стороны автомагистрали белеют, греясь под солнцем, прикрытые целлофаном парники. Район еще с советских времен известен своими ранними фруктами и овощами, которые поставлялись на рынки всех крупных городов бывшего СССР. Шамкирские села по-прежнему ухожены и утопают в зелени. Одно только Сейфяликенди чего стоит! Здесь находится крестьянское фермерское хозяйство «Сулейман», слава о плодоовощной продукции которого далеко перешагнула за пределы хозяйства. «Сулейман» до сих пор обеспечивает Москву и Питер своей первоклассной продукцией (в основном консервной) — ежегодный ее экспорт в российскую столицу составляет 90%, а это — более двухсот тонн варенья, соленья, компотов и т.д.
Пробовать фирменный «сулеймановский» компот из абрикосов довелось на одной из международных выставок: вкус, как говаривал Райкин, «специфический» — тонкий и ароматный.
Еще одно знаменитое шамкирское село — Шиштепе. Здесь живет предприниматель Аскер Алырзаев, владеющий 108 гектарами виноградных плантаций, на которых стоит небольшой винодельческий завод (мощность первичной переработки винограда составляет до двух тысяч тонн ежегодно), входящий в производственную фирму «Шарг улдузу». Завод Алырзаев построил всего три года назад. До этого съездил во Францию, привез саженцы винных сортов лозы. Все переживал, как приживутся они на чужой, пусть и благодатной шамкирской земле, ведь виноградная лоза, как пишут о ней в книгах, «изнежена и капризна, как избалованная женщина, она трудно расстается с местом своего рождения, привередлива к новым климатическим условиям, требует повышенного внимания и неустанной заботы». Прижились «француженки» замечательно, а на следующий год дали такой урожай, из которого было сделаны лучшие сорта шамкирского вина — «Рубин», «Саперави», «Каберне-Совиньон», «Шираз-Мерлот», прославившее производителя и завоевавшее золотые, серебряные, бронзовые медали («Шардоне» к тому же еще — и Гран-при) на прошлогодней международной выставке в Москве.
Специалисты считают, что виноделие сравнимо только с искусством. Как для совершенного звучания музыкального произведения таланту маэстро необходимы скрипка Страдивари, рояль Стейнвей и акустика зала, так и великолепие вина рождают мастерство винодела и особые почва, климат и виноград.
Культура винограда на Востоке была известна еще в глубокой древности, а виноградное растение культивировалось и на территории современного Азербайджана. И сегодня в большинстве лесов нашей страны встречается дикорастущий виноград — с мелкими листьями и не очень сладкими ягодами. Академик Вавилов в свое время высказал мнение, что Южный Кавказ является одним из основных мировых очагов формирования дикого и культурного винограда, а многочисленные материалы археологических раскопок, письменное наследие античных и средневековых историков, географов, путешественников свидетельствуют: Азербайджан — страна виноградной лозы и вина, этого удивительного напитка, рожденного солнцем.
Шамкирский район — самый крупный в Западном регионе (и по площади, и по населению) и, безусловно, стратегический: две гидроэлектростанции, строится третья, четыре крупные железнодорожные станции, по его территории проходят 42 км Великого Шелкового пути, столько же км до нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан и газопровода Баку–Эрзурум. Кроме того, район — один из немногих, где из 9250 абонентов восемь с половиной тысяч перешли на пластиковую (карточную) систему оплаты за газ, а собираемость за коммунальные услуги стремится к 100%, что, бесспорно, свидетельствует о благосостоянии его жителей.
Отдаленность Шамкира от Баку почти на полтысячи километров не делает его глухой провинцией без света-газа-воды, как это было совсем недавно. Наоборот, практически в каждом доме (об учреждениях и говорить не приходится) — спутниковые «тарелки», принимающие все мировые телеканалы, интернет-клубы, рестораны, туристы.
А как-то во время чаепития, любезно предложенного менеджером одной из шамкирских гостиниц Эльдаром Джафаровым, кстати, бывшим радиоэлектронщиком, выпускником Ленинградского института авиационного приборостроения, донеслось: «Эрев тов!». «Израильтяне, бизнес у них тут…», — пожал плечами Эльдар, удивляясь моему не прозвучавшему, но так ясно читавшемуся вопросу.

Галия АЛИЕВА 

Разделы блога: